Эмпатия это стремление

Эмпатия это стремление

Эмпатия – это осознанное сопереживание другому человеку в его эмоциональном состоянии. Следовательно, эмпат – это человек, у которого развита способность к сопереживанию. Развитие эмпатии занимает значимое место в развитии эмоционального интеллекта. Она помогает познать эмоциональные состояния человека, при этом ориентируясь на жесты и мимику.

С помощью сопереживания эмпатия дает возможность понять эмоции собеседника. Ей желательно владеть тем людям, которые в работе используют общение. Например – это воспитатели, психологи, педагоги, менеджеры, врачи. Ученые отмечают, что этап развития эмоциональной эмпатии заканчивается еще в детском возрасте. Для осознанного сопереживания губителен страх.

Эмпаты не комфортно себя чувствуют в конфликтной ситуации, им не свойственно соперничество, а также отстаивание своих интересов, чаще они отходят в сторону. От страха эмпаты легко избавиться не могут, поскольку они очень терпеливые и ищут свои пути коррекции данного состояния. При отсутствии умения справляться со страхом он способен сопровождать человека всю жизнь, что спровоцирует в дальнейшем панические атаки.

Эмпатия и симпатия взаимосвязаны. Мы тянемся к людям, которые хорошо понимают нас, и отталкиваем тех, кто понять нас не в состоянии. Каждый человек целенаправленно желает видеть возле себя тех людей, которые будут понимать, и принимать его таким, какой он есть.

Развитие эмпатии

Существует несколько уровней эмпатии и научиться развить осознанное сопереживание возможно, однако очень сложно для тех, кто им не владел ранее. Невозможно перевернуть мир и измениться в один миг, начав все чувствовать. Для этого необходимо достаточно времени, чтобы изменить убеждения и овладеть осознанным сопереживанием.

Чувство эмпатии относится не к простым чувствам и переживаниям. Это полное понимание, а также осознание ощущений как бы происходящих с вами. Особенности эмоциональной эмпатии заключаются в ощущении тонкого мира совершенно чужой жизни.

Развитие эмпатии включает несколько уровней. Первый уровень отмечается умением выделять эмоциональные жесты, нотки. Тон голоса может подсказать, в каком состоянии находится человек и что он чувствует. Этот уровень показывает умение акцентировать безошибочно внимание на эмоциональном состоянии человека.

Понимание эмпатии включает перекладывание чувственного мира ощущений на себя. Этому научиться сложно. Для этого необходимо изучить мимику, телодвижение, тембр голоса. Начинайте практиковаться на знакомых, друзьях, первых встречных. Замечайте любые мелочи: волосок на пиджаке, неряшливость, макияж на лице, прическа. Это способно очень многое рассказать о человеке. Овладевайте этим навыком.

Второй уровень обучения включает уже владение определенными навыками. Этот уровень сложнее, обучаемым важно переложить на себя повадки, ощущения, телодвижения, тембр голоса того объекта, которого необходимо вам чувствовать. Для более легкого внедрения в образ необходима сильная эмоциональная реакция. Важно наблюдая внимательно за человеком, представить, что вы это он. Слившись с ним полностью, вы наперед можете предугадать, как он поступит. Вы сможете проживать его жизнь, не думая и не осуждая, что не так. Вы станете с ним одно целое и будете испытывать те же эмоции, что и он: влюбленность, боль, разочарование. Этому сложно научиться, но возможно. Эмпат со временем воспринимает чувства другого человека как свои собственные. А эти чувства бывают разные.

Третий уровень обучения позволяет превратиться в настоящего эмпата. Эмпаты способны не просто чувствовать чужие переживания, они умеют управлять этим состоянием. Первая возможность заключается в способности выводить себя быстро из негативного состояния. Вторая сводится к возможности вывести из негативного состояния собеседника. Эмпат способен влиять на эмоции.

Развитие эмпатии дает возможность с легкостью и пониманием общаться с людьми. Имеются плюсы, а также минусы при развитии эмпатии. С одной стороны человек начинает разбираться в людях, а с другой превращается в более чувствительного, которому тяжело противостоять в конфликтных ситуациях собеседнику.

Уровень эмпатии

Являясь многообразным понятием, эмпатия имеет много уровней внутри себя.

Первый уровень эмпатии самый низкий. Люди, относящиеся к этому уровню, сосредоточены на себе, им безразличны мысли и чувства других людей. Редко понимают окружающих и испытывают затруднения при установлении контактов, неловко чувствуют в большой незнакомой компании. Эмоциональные проявления таких людей кажутся непонятными, а также лишенными смысла. С низким уровнем эмпатии люди отдают предпочтение уединенным занятиям, минуя коллективную работу. Представители низкого уровня эмпатии сторонники точных формулировок, а также рациональных решений. У таких людей мало друзей, а те, что имеются, отличаются ясным умом и деловыми качествами, а не чуткостью и отзывчивостью. Люди отвечают таким людям тем же. Такие люди чувствуют отчужденность, поскольку окружающие не балуют их своим вниманием. При очень низком уровне эмоциональной эмпатии человек затрудняется первым заговорить, держится особняком среди коллег. Зачастую ему очень трудны контакты с детьми, а также старшими людьми. В межличностных отношениях эмпат часто оказывается в неловком положении, зачастую не находит взаимопонимания с окружающими, очень любит острые ощущения, искусство. Болезненно переносит критику, однако способен не реагировать на нее.

Второй уровень эмпатии самый распространенный. Большинство людей являются равнодушными к мыслям и чувствам других, и лишь в редких случаях проявляют сопереживание. Этот уровень свойственен большинству людей. Окружающие не называют их толстокожими, однако и к особо чувствительным не относят. Таким людям не чужды проявления эмоций, однако в большинстве случаев они все держат под контролем. В общении зачастую они внимательны, стараются понять многое, но иногда теряют терпение. Чаще предпочитают деликатно отмолчаться, поскольку не уверенны, что их поймут. При чтении художественных произведений, а также просмотре фильмов их интересуют действия, а не переживания героев. Таким людям не свойственна раскованность чувств, что мешает для полноценного восприятия людей.

Третий уровень эмпатии является самым высоким. Людей с этим уровнем сопереживания встречается довольно таки мало. Этим людям свойственно понимать чужих людей лучше, чем себя. Из них получается настоящие преданные друзья. Такие люди чувствительны к проблемам и нуждам окружающих, очень великодушны, способны многое прощать. Всегда с интересом относятся к людям. Такие люди эмоционально отзывчивы, быстро устанавливают контакт, очень общительны. Коллеги и окружающие ценят такую душевность. Люди с третьим уровнем эмпатии не допускают конфликты и всегда находят компромиссные решения, достойно переносят критику. При оценивании ситуации больше доверяют своим чувствам, а также интуиции. Отдают предпочтение работать с коллективом, нежели в одиночку. Люди с третьим уровнем всегда желают социального одобрения своих действий. Однако такие люди не всегда аккуратны при выполнении точной, а также кропотливой работы. Их достаточно легко вести из равновесия.

Виды эмпатии

Эмпатов классифицируют на следующие виды: не эмпаты, слабые эмпаты, функциональные эмпаты, профессиональные эмпаты.

Не эмпаты напрочь закрыли свои чувственные способности. Возможно, проявление эмпатии атрофировались, поскольку этой способностью они никогда не пользовались. Чувство эмпатии таким людям незнакомо, да они и не пытаются его узнать. Они не способны распознавать невербальные и вербальные сигналы.

Слабые эмпаты пребывают в состоянии постоянного стресса, переживают тяжесть мира, чужие проблемы, страхи в силу эмоциональной перегрузки. Зачастую слабые эмпаты физически быстро истощаются, испытывают головные боли.

Функциональные эмпаты являются самыми развитыми, с легкостью адаптируются к эмоциям, контролируют их, не пропуская через себя. Это редкостное умение. Внешне функциональные эмпаты не выделяются на фоне обычных людей.

Профессиональные эмпаты с легкостью распознают любые эмоции, даже самые сложные, скрытые в глубинах души. Профессиональные эмпаты хорошо управляют чужими эмоциями. Таких людей очень мало. Они обладают способностью избавить от боли, поднять настроение.

Диагностика эмпатии

Диагностика эмпатии помогает определить, какими качествами эмпата преобладает человек. Этот тест важен при подборе персонала, чья профессиональная деятельность связана общением с людьми. Для изучения эмпатии можно пользоваться методикой «Шкала эмоционального отклика». Тест был разработан профессором психологии А. Меграбяном.

Методика «Шкала эмоционального отклика» дает возможность проанализировать общие особенности эмпатии у тестируемого. Например, способность к сопереживанию другому человеку.

Эмпатия у детей

С помощью сопереживания дети набираются опыта в изучении себя и других людей, которые окружают их. Ребенок постепенно накапливает чувственный опыт.

Эмпатия у детей напрямую зависит от сформирования сопереживания у родителей. Если у родителей хорошо сформированы выше сказанные чувства, то у их детей будет нормальное проявление эмпатии. Она хорошо развивается у того ребенка, который получил любовь и тепло от родителей. У детей благодаря родителям может быть хорошо развит альтруизм, ведь формирование альтруизма берет начало в семье.

Читайте также:  Сколько идут выделения после хирургического аборта

Сострадание, сочувствие – это не только духовное развитие ребенка, но и метод изучения отношений между людьми. Полагаясь на эти чувства, дети смотрят на окружающих себя людей и пытаются найти в них собственные переживания. Таким образом, воспитание эмпатии целиком лежит на плечах родителей.

Эмпатия у подростков

На развитие человека с момента рождения оказывают огромное влияние родители и семья. Семья является важной составляющей в развитии жизни человека. В развитии эмпатии играет огромнейшую роль общение детей с родителями. Подросток не может самостоятельно научиться сопереживать из-за нехватки опыта. Ему еще плохо знакомо чувство боли. Развитие эмпатии у подростков проявляется в жизни тех детей, которым смогли дать в семье и любовь, и заботу, и внимание, и тепло.

Эмпатия у подростков возможна, когда родители понимали чувства и эмоции своих детей. Нарушение контакта с родителями травмирует психику подростка, негативно проявляется в его развитии. Обладать эмоциональной эмпатией означает воспринимать мир другого человека, его боль и счастье. Семья, которая основана на доверительных чувствах, направлена на гармоничное развитие личности подростков. Поэтому стоит учесть, что отношения в семье должны всегда оставаться дружескими.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Анна Веселко

В человеке очень развито чувство индивидуальности, и чем сильнее наше эго, тем сложнее нам устанавливать связи с другими людьми. Однако именно связи, социальные и межличностные, делают нас сильнее: когда мы начинаем видеть мир с позиции другого человека, мы можем открыть для себя немало нового и интересного. Разбираемся в эмпатии — способности восприятия других, которая делает нас людьми.

Эмпатия как область научного интереса находится в поле зрения сразу нескольких наук, от психологии и социологии до нейробиологии. Связано это с тем, что, когда мы откликаемся на чувства и переживания других людей, мы задействуем разные типы реакций — не только эмоциональные, но и когнитивные.

Эмпатия — это способность чувствовать другого человека, соотнести себя с ним, а иногда даже прочитать чужую эмоцию . Фактически, проявляя эмпатию, мы устанавливаем психологическую и эмоциональную связь с другим человеком, размывая границы между «я» и «он». Эмпатия относится к категории когнитивных способностей человека, точно так же как способность представлять сценарии будущего или решать проблемы на основе предыдущего опыта.

Эмпатия vs. сочувствие

Однако эмпатия — это не единственное наше оружие в арсенале реакций на чужие беды: людям также свойственно испытывать сочувствие . И хотя две эти способности выглядят очень похожими, между ними есть одно четкое различие.

Когда мы испытываем эмпатию , мы как бы представляем себя в ситуации (впрочем, с этим можно поспорить — см. ниже), аналогичной той, в которой оказался другой человек, и принимаем его опыт таким образом, словно мы сами же его переживаем. Однако ключевой момент в том, что в реальности мы не испытываем реальные чувства: мы их моделируем .

Когда мы проявляем сочувствие , мы точно так же принимаем на себя чужое переживание, однако на этот раз оно на нас влияет — нас настолько трогает чужой опыт, что в ответ мы испытываем собственную эмоциональную реакцию : нам плохо, мы переживаем или, наоборот, рады и счастливы за успехи другого.

Сама эмпатия также делится на категории, их две — эмпатия эмоциональная и эмпатия когнитивная, в зависимости от того, какого типа реакцию мы проявляем

Для эмоциональной реакции первичным триггером становится само чувство, которое испытывает другой человек. Мы откликаемся на него полуавтоматически и начинаем испытывать эмоциональную эмпатию. При этом наши ощущения не зеркальны: если кто-то упал и, например, сломал ногу, мы моделируем и принимаем на себя определенную долю чужого страдания, но не физическую боль.

В случае когнитивной эмпатии триггером, как правило, является осознанное внимание к ощущениям другого человека. Именно когнитивная эмпатия подразумевается в рамках развития эмоционального интеллекта: человеку предлагается не просто отреагировать на боль, но приложить усилия для того, чтобы ее понять. Когнитивная эмпатия — это попытка заглянуть в голову другого человека, распознать, что он чувствует, и, не будем скрывать, по возможности использовать это себе на пользу. Например, предугадать реакцию человека на наше предложение и в зависимости от нее выстроить стратегию переговоров.

Как мы сопереживаем?

Пытаясь лучше понять механизм формирования эмпатии и ответить на вопрос «Как это вообще работает?», нейробиологи и социологи объединились, чтобы разработать две теории. Интересно то, что эти подходы к природе формирования эмпатии противоположны друг другу и наука пока не дает конкретного ответа о том, как работает эмпатия. Так что обе теории — лишь предположения, которые, впрочем стоит принять во внимание.

Первый подход — это теория симуляции , сторонники которой считают, что в момент эмпатии мы имитируем эмоцию другого человека, фактически представляем себе, что бы мы чувствовали на месте человека, и во многом опираемся на эмоции, а некоторые даже скажут, что на фантазию.

Второй подход — это теория разума , согласно которой мы не живем в мире собственных фантазий о чужих чувствах, но опираемся на конкретные факты. Так, проявляя эмпатию, мы основываемся на своем представлении и прошлом опыте относительно того, что должен ощущать человек в схожих ситуациях. То есть используем мыслительные процессы для объяснения чувств и действий.

Зачем это нужно?

Знать про механизм образования эмпатии нужно хотя бы из благородного стремления к просвещению, а вот сама по себе эмпатия нужна для того, чтобы быть людьми . Можно смело сказать, что эмпатия — это строительный материал человеческой морали. Благодаря ей мы живем и существуем в социуме, без которого, как известно, мы бы не выжили как вид (что уж там, животные стремятся сбиваться в стаи!).

Человек, который не страдает нарушениями психопатического спектра, начинает проявлять первые признаки эмпатии в возрасте двух-трех лет. Однако, несмотря на естественную предрасположенность к развитию эмпатии, то, какими будут ее проявления (обнять или сочувственно покивать в сторонке) и как часто мы будем их себе открыто позволять, зависит от воспитания, культуры, окружающей среды и даже генетики . Впрочем, хотя определенные «нормы» могут ограничивать наши реакции, исследования показывают, что на протяжении всей жизни человек склонен проявлять одинаковый уровень эмпатии. А точнее, тот, который он развил к концу подросткового периода, и с этой точки зрения очень важно при воспитании детей поощрять их способность к сопереживанию и помощи близким.

Развитая эмпатия делает нас успешными членами общества, она — ключевой компонент в человеческом, социальном и психологическом взаимодействии на всех этапах жизни, потому что помогает нам понять потребности и намерения других людей . Безусловно, далеко не каждый человек нуждается в активной социальной жизни, но все же для развития здоровой и счастливой личности критическую роль играет наличие близкого круга людей.

На основе эмпатии мы строим свои отношения в семье, на работе, за пределами быта и профессиональной деятельности, и все это в конечном итоге влияет на то, насколько мы будем счастливы и удовлетворены собственной жизнью. В общем, чем больше сочувствия и сопереживания, тем меньше счета на терапию и восстановление психического здоровья. Самое время пойти и подумать о чувствах ближнего прямо сейчас.

Почему непрошенные советы неэффективны, как реагировать на незнакомцев, которые комментируют вашу внешность, и зачем развивать в себе способность к эмпатии — «Афиша Daily» взяла интервью у психолога Вячеслава Москвичева.

— Что такое эмпатия? Как вы для себя ее определяете?

— Для меня эмпатия — это готовность почувствовать, что испытывает другой, дать ему понимание, что ты ориентируешься на его чувства, готов к ним прислушиваться. Это не значит испытывать те же чувства, что называют словом «сочувствие». К тому же невозможно испытать то же самое, что другой человек. Когда ты даешь это понять человеку, у него возникает ощущение, что ты в контакте с ним.

Читайте также:  При пониженном атмосферном давлении у человека появляется

— Есть способ прокачать в себе умение таким образом подключаться к людям?

— Существуют техники эмпатии. Например, присоединение к словам. Если я в разговоре с человеком пользуюсь теми же словами, которые я услышал от него, у него есть ощущение понимания. Есть более тонкие техники — присоединяться по движению, по позе, по дыханию. У большинства психологов, которые практикуют долго и успешно, это происходит уже неосознанно.

Но мне кажется, что очень важно различать эмпатию как технику и как позицию. Позиция эмпатии — это готовность, стремление слушать собеседника, слышать, быть рядом с ним, не создавая при этом ложного ощущения, что вы чувствуете то же, что он, хотя бы потому, что это просто неправда.

— А как этого добиться? Мне кажется, что в нашей культуре, когда люди пытаются поддержать кого-то, они высказывают, что думают о сложившейся ситуации, и объясняют человеку, как он должен себя вести.

— У меня есть предположение, что и в нашей культуре есть разные позиции помощи. Соглашусь, что идея рассказывать, как надо и как правильно, очень распространена и востребована. Часто люди обращаются и за поддержкой именно в таком режиме, поскольку такое представление о помощи, поддержке очень распространено.

Одна из причин, по которым бывает сложно занять позицию принятия и услышать другого, — это представление о том, что есть некоторое верное, истинное положение дел. Что в любой ситуации есть правильный ответ, правильное решение, правильный универсальный способ действия, правильный взгляд на реальность. И если у человека возникает ощущение, что он с этим положением дел знаком, а другой не знаком, то ему очень сложно воспринять позицию другого как одну из возможных. И он считает, что его задача — поделиться своим правильным знанием. Некоторым людям это помогает. Но к сожалению, так происходит далеко не всегда.

Когда мне хочется дать ясный совет или четкую рекомендацию, я стараюсь задать себе вопросы — «А почему я так думаю? Всем ли это подойдет? Откуда у меня у самого взялась эта идея, когда она у меня срабатывала, возможны ли другие идеи?». Так у меня появляется возможность не занимать позицию ментора-эксперта, знающего правильный ответ. Прежде чем предлагать варианты, хорошо бы испытать интерес к тому, что действительно переживает другой человек. Возможно, у него сложности совершенно не в том, что кажется сложным мне. Вероятно, у него уже есть какие-то варианты, которые ему лучше подходят. Вот эта позиция интереса к тому, что человек думает и где находится, часто оказывается полезной для того, чтобы обратиться к эмпатии. Когда мне интересно, что он делает, тогда и я могу посмотреть на мир его глазами.

— Мы брали интервью у биолога и популяризатора науки Александра Маркова, который в частности рассказывал, что за эмпатию отвечают зеркальные нейроны, которые работают только в том случае, если мы видим собеседника. А если мы собеседника не видим, например в фейсбуке общаемся, то зеркальные нейроны не срабатывают. Этим он объяснял тот факт, что в соцсетях такое количество агрессивных комментариев.

— Мне нравится эта идея. Но я сразу думаю о том, что больше всего сопереживания и эмпатии я испытывал, читая книги. Чувства, возникающие в момент чтения, в моем представлении близки к тому, что испытывает герой, мне интересны его переживания, мысли. Но большинство героев книг вообще никогда не существовали — скажем, Раскольников или Пеппи Длинныйчулок, — а я все равно испытываю эмпатию по отношению к ним. Я не уверен, что здесь играют роль зеркальные нейроны — возможно, это другой механизм возникновения чувств.

Могу привести другой пример. Есть слепые люди; если исходить из идеи, что зеркальные нейроны завязаны на зрение, то мы лишаем их способности к эмпатии. Я не могу согласиться с тем, что у них нет эмпатии.

— У науки есть заход еще с другой стороны. Считается, что окситоцин — это гормон, который отвечает в том числе за способность к эмпатии. Нейроэкономист Пол Зак предполагает, что тестостерон подавляет окситоцин, то есть мужчины способны к эмпатии меньше, чем женщины. Вот что-нибудь подобное наблюдали?

— Наверное, когда мужчина начинает заниматься развитием эмпатии, он меньше проявляет стереотип маскулинности и мужественности, закрепленный в нашей культуре. С другой стороны, среди психологов, помогающих практиков, воспитателей в детских садах много мужчин, которые умеют найти отклик и у детей, и у взрослых.

При этом наша культура предписывает большую агрессивность именно мужчинам. Патриархальный дискурс не способствует пониманию людей. В таком дискурсе есть идея главы семьи: «Как я сказал — так и будет. Я хозяин своего слова». Подобные установки не предполагают ценность слышания другого. В ситуации агрессии и конфликта эмпатия сокращается — и у мужчин, и у женщин.

— Бывают ли люди, которые к эмпатии не способны вообще? Или способны на каком-то таком уровне, что этого никогда не разглядишь?

— В научно-психологическом сообществе и среди отдельных психологов распространена идея, что существует психопатия, которая предполагает, что человек лишен способности к эмпатии. Я к этому отношусь очень осторожно, потому что эта идея позволяет судить людей и принимать простые решения — «Что с него возьмешь? Он психопат».

Я не встречал людей, о которых рискнул бы сказать, что они не способны чувствовать другого. Я встречал людей, у которых это затруднено в силу самых разных обстоятельств. Как я уже говорил, наша культура предписывает мужчинам не испытывать эмпатию. Есть предписание: если ты ориентируешься на чувства другого, то ты слабак и тряпка. Но если мужчина выходит из-под влияния этих идей, он начинает меняться. Например, мужчина, получающий психологическое образование. И когда мужчинам позволяют включаться в такие ситуации, они меняются.

— Чтобы это произошло, у мужчины должно быть желание это поменять или ресурс для того, чтобы пойти к психотерапевту. Но что делать, если у него нет ни того ни другого?

— Я согласен, что может быть ситуация, когда человек, не испытывающий или не использующий эмпатию в своей жизни, не ориентированный на понимание другого человека, не станет обращаться за помощью. Означает ли это, что у него и нет этой возможности? Мне кажется, это два разных вопроса. Можно ли строить с этим человеком отношения? Зависит от того, какие отношения. Но я действительно предполагаю, что в отношениях, где нет места эмпатии, сложно получить равенство, уважение и партнерство. Сейчас это ценно, хотя данные ценности существовали далеко не всегда. В традиционных семьях есть четкое распределение обязанностей, иерархия ролей и так далее: это та ситуация, когда возможны отношения, где нет эмпатии, которые устраивают партнеров. Но сейчас ожидания и запросы изменяются, поэтому я предполагаю, что человек может прийти ко мне не потому, что он чувствует недостаток эмпатии, а потому, что те отношения, которые ему важны, разлаживаются. И тогда я буду помогать людям искать способы наладить отношения, и, возможно, одним из них будет в том числе развитие эмпатии.

— Давайте поговорим про оценочные суждения. Возможно, их обилие интенсивнее ощущается, когда ты девушка или женщина: все люди имеют право сказать тебе, что они о тебе думают, как ты выглядишь, соответствуешь ли ты их представлениям о прекрасном, вовремя ли ты вышла замуж, родила детей и построила карьеру. Причем эти оценочные суждения звучат как от близких людей, так и от малознакомых вроде бабушек у подъезда или пассажиров общественного транспорта. Это чисто российская особенность или это во всем мире так происходит?

— За весь мир сказать не рискну, но если это происходит, то это связано с несколькими идеями. Одна из этих идей — представление о норме и отклонении от нормы. Оценочное суждение, оценка — это сравнение с чем-то. И это что-то обычно представляется в качестве истины. В обществе бывают очень ясные представления о том, что такое «нормально», например, есть четкое представление о том, когда женщина должна выходить замуж или как женщина должна выглядеть. Я, кстати, не думаю, что мужчинам у нас легче.

Читайте также:  Болит угол глаза ближе к виску

— Тоже большие ожидания в связи с их полом?

— От них ждут не меньше, чем от женщин, есть фраза «Ты как мужик должен». Это вполне конкретное ожидание нормативного поведения. Наше общество до сих пор не определилось, где оно находится: в постмодернистском представлении об уважении к различиям или в царстве традиционных ценностей. То, что называют традиционными ценностями, — это попытка задать определенные, достаточно жесткие нормы в отношении самых разных явлений. И когда мы находимся на этом распутье, то оценочные суждения не только возникают, но и становятся более заметными.

Это связано с тем, что если общество традиционно, то оценочные суждения можно даже и не озвучивать — не потому, что нет оценки, а потому, что отклонение очень заметно и человек сам приводит себя в соответствие с нормами. Я не могу сказать, что в советское время было меньше жесткости и регламентации, но, возможно, оценочные высказывания звучали реже. Бабушки у подъезда могли так посмотреть на девушку, что в следующий раз она бы просто не вышла в коротком платье.

Есть еще другое соображение — про власть: действительно, женщины и, возможно, дети, встречаются с большим количеством оценочных суждений.

— А женщины с детьми так вообще.

— Например, когда я иду со своим ребенком в коляске, мне делают значительно меньше замечаний, чем когда моя жена гуляет с тем же ребенком в той же коляске. Потому что я считаюсь более властной фигурой — и традиционно настроенные женщины меньше готовы делать мне замечания. И это, я думаю, связано с патерналистской иерархией и с представлением о власти. Право на то, чтобы делать замечания, есть у начальников, мужчин, профессионалов, пожилых людей, поскольку считается, что они приобрели больше опыта. Меньше прав имеют женщины, подчиненные, рабочие, дети.

— Что с этим делать, если ты категорически не согласен с тем, что такие суждения звучат и обращены к тебе?

— Мне кажется, здесь нет одного ответа. Это зависит от того, от кого эти оценочные суждения звучат. Если от незнакомого пассажира метро, то можно просто не реагировать. Я думаю, что было бы интересно в ответ на оценку спросить у человека, почему он так думает, почему он считает себя вправе сообщать свои представления, из каких идей он исходит? Это очень энергозатратная коммуникация, я не уверен, что в метро или на улице стоило бы в нее вступать, если у вас нет специального намерения.

Если же это близкие отношения, в которых оценочные суждения звучат со стороны родителей по отношению к взрослым детям или со стороны супругов по отношению друг к другу, то я бы мог рекомендовать только аккуратность и стремление понять другого.

— В последнее время многие воспринимают непрошенные советы как что-то оскорбительное. Непрошеные советы — это благо или это все-таки зло?

— Во-первых, непрошеные советы, как правило, просто неэффективны. Они крайне редко приводят к тому, что человек меняет свое действие в соответствии с этим советом, чаще он прибегает к противоположному действию. И во-вторых, они часто вызывают агрессию.

Непрошенный совет предполагает иерархию. Если я даю совет, то я больше знаю и имею власть этим знанием делиться. И если мой собеседник с этой иерархией не согласен, то это вызывает конфронтацию. Тогда возникает вопрос не о смысле совета, а о неуважении опыта того человека, которому даются советы. То есть предполагается, что у того, кто дает совет, больше оснований и прав.

Если же у вас просят совета, то возникает вопрос о том, как его дать, чтобы он был полезен. Если что-то сработало для меня и оказалось полезным даже для нескольких людей, которых я знал, это вообще не гарантия, что этот совет окажется эффективен для другого человека. Для того чтобы быть полезным, важно прояснять контекст и искать решение совместно.

Я исхожу из своего профессионального дискурса и представлений о том, как помогать. Мне кажется, что эта идея актуальна не только для психологического взаимодействия, но и для экономических советников, для любых других людей, которые находятся в сотрудничестве. Например, если родитель рассказывает подростку, как вести себя в той или иной ситуации, то он часто дает этот совет из того контекста, который сейчас уже не существует в подростковой жизни. Он не в курсе того, что сработает, а что нет. Его совет может оказаться вредным. С другой стороны, родительский опыт может быть весьма ценным, если обсуждать его вместе с детьми и придумывать, где его можно применить. Возможно, мой опыт, другой взгляд, который я могу предложить подростку, окажется полезным. Но для этого важно начать там, где человек находится. Важно не давать совет в форме готового предписания. Он может быть очень правильным, просто ребенок так не поведет себя. С другой стороны, если он попробует его воплотить и это не сработает, это может сильно навредить нашему взаимодействию. В следующий раз он не спросит меня, потому что он будет считать, что родитель некомпетентен, зачем с ним советоваться.

— Почему многим гораздо проще испытывать сочувствие и сопереживание по отношению к животным, чем к людям?

— Вероятно, потому, что в отношении животных нет сомнений про иерархию. Они точно братья наши меньшие. К тем, кто находится ниже нас, проще испытывать сочувствие, в том числе и к детям. К подросткам сложнее испытывать сочувствие, потому что они большие и иногда опасные, вызывают раздражение.

Еще одно соображение: про собак и кошек не возникает идеи, что они могли бы измениться и стать другими. То есть животных значительно проще принять, смириться с невозможностью их изменить. Вряд ли ваша кошка выучит английский и станет хорошо зарабатывать. Никто не скажет кошке: если будешь так себя вести, вырастешь дворником. Она не будет дворником, она останется кошкой. А в отношении человека есть ожидание, что он может прийти в соответствие с какой-то нормой, но почему-то не приходит. То есть в отношении животных и детей нормирования меньше.

Но если собака начинает сильно отличаться от нормы — например, справлять нужду дома и делать это регулярно, сочувствия становится значительно меньше, особенно у хозяев.

— Многим людям (почему-то есть ощущение, что особенно женщинам) будто бы сложно говорить нет и отказываться от предложений, которые им по каким-то причинам некомфортны. Есть какой-то простой способ развить в себе способность говорить нет, если тебя что-то не устраивает?

— Я предполагаю, что это тоже связано с вопросами власти и положением женщины. Мне правда кажется, что сейчас женщины получили возможность и право говорить в том числе и нет.

— Право и возможность — да, но это может быть непросто самим женщинам, потому что их нередко воспитывают мягкими, послушными и на все согласными.

— Согласен. Мне кажется, говоря нет чему-то, человек одновременно говорит чему-то другому да. Вспомнить о том, чему он говорит да, отказываясь от чего-то, может быть очень полезно. Что он отстаивает в своей жизни, в судьбе? Что за право он материализует? Мне кажется, что это дает очень важный ресурс для того, чтобы придать энергию и смысл своему нет. Важно понимать, что есть ситуации, когда слова нет должно быть достаточно. Женщина или мужчина — никто не обязан объяснять, почему он говорит нет.

Ссылка на основную публикацию
Эмг это в медицине
Электронейромиография (ЭНМГ) – современный и высокоинформативный инструментальный метод анализа функции состояния периферической нервной системы. Исследование может состоять из оценки проводимости...
Электролиполиза
Электролиполиз: что это такое, какие явные плюсы и минусы Электролиполиз что это такое и как действует, знает далеко не каждый...
Электролиты в почках
Какие функции выполняют почки? Работа, которую выполняют ваши почки, гораздо более серьезна, чем вы можете себе представить. 24 часа в...
Эмметропия код по мкб 10
Анизометропия – одно из офтальмологических заболеваний, которое характеризуется разницей диоптрий глаз. В данной статье вы ознакомитесь с патологией анизометропии, причинами...
Adblock detector